главная карта сайта все о бане группы крови
// Обмен веществ > Осторожнее с углеводами   
    

   





Осторожнее с углеводами

МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ
¦  МИФ: Овощи — это скучно.
¦  РЕАЛЬНОСТЬ: Овощи с вашими любимыми приправами — это вкусно. Попробуйте жгучий перец, чеснок или лук. Ниже приводится несколько рецептов, как придать овощам пикантность.
¦  МИФ: Овощи жесткие, и их трудно жевать.
¦  РЕАЛЬНОСТЬ: Попробуйте смешать консервированный шпинат с томатами и сыром пармезан.
¦  МИФ: Овощи нельзя есть без жирных заправок.
¦  РЕАЛЬНОСТЬ: Попробуйте сдобрить овощной салат бальзамическим уксусом, сальсой, соусом «барбекью», нежирным йогуртом или луковой заправкой, а также любой другой обезжиренной заправкой.
¦  МИФ: От углеводов полнеют.
¦  РЕАЛЬНОСТЬ: От углеводов не полнеют. Однако если к углеводам добавлять такие жирные заправки как сливочное масло, сливки или сметану, вы непременно наберете лишний вес. Кроме того, люди обычно переедают углеводов, а любое переедание ведет к лишнему весу.
¦  МИФ: Хлеб и макароны вредны.
¦  РЕАЛЬНОСТЬ: цельнозерновой хлеб и макароны очень полезны и улучшают обмен веществ.
¦  МИФ: Углеводы следует есть не чаще одного раза в день.
¦  РЕАЛЬНОСТЬ: Углеводы нужно есть с каждым приемом пищи. Они дают энергию и силы вашему организму.
НА СОБСТВЕННОМ ОПЫТЕ
мы узнаем, что углеводы очень важны, чтобы ускорите свой обмен веществ.
Мы обе очень энергичны, и все это благодаря тому, что мы едим много «полезных» углеводов. Мы решили проверить, действительно ли та из нас, кому выпадет роль «подопытной морской свинки», отказавшись от углеводов, вскоре почувствует усталость.
Разумеется, убедить Тэмми сыграть роль подопытной оказалось очень непросто. Лисси пришлось напомнить, что именно благодаря ее эксперименту над своей прической, Тэмми смогла уберечь свои чудесные волосы. Кроме того, Лисси напомнила сестре, что она старше ее на целых семнадцать минут... Но ничего не помогало.
Чтобы все было по-честному, мы решили бросить монетку и таким образом выбрать: кто из нас проведет на себе эксперимент по изменению режима питания. Удача была на стороне Тэмми: Лисси проиграла. Это означало, что ей пришлось отказаться от пищи, которая дает ее организму больше всего энергии, то есть от «полезных» углеводов. Вместо этого, подобно болыпинству американцев, ей отныне предстояло питаться только «допустимыми» и «вредными» углеводами. Хотя в нашем режиме питания эти группы мы также не исключаем, но именно «полезные» углеводы помогают ускорять обмен веществ.
Лисси: Я знала, какими суровыми будут последствия: мне приходилось наблюдать бесчисленное множество клиентов, которые, когда приходили к нам в первый раз, имели привычку нагружать свое тело в основном «вредными» углеводами, испытывали приливы и спады энергии, страсть к еде, частые приступы голода и процент жира, выходящий за все допустимые рамки. Немного изменив свой рацион, так чтобы в него входили большей частью полезные углеводы, наши клиенты уже редко испытывали муки голода, практически избавлялись от тяги к еде, становились гораздо активнее, чем прежде, и, что самое главное, ускоряли свой обмен веществ, в результате чего теряли бессчетное число килограммов.
Теперь настала моя очередь доказывать, как опасно переедать «вредные» углеводы. Как может кто-то подобный мне, с моей бьющей энергией и строгой диетической дисциплиной, сдаться на милость враждебным последствиям неправильного питания? Испытаю ли я те же скачки энергии, тягу к еде и замедление обмена веществ, из-за которых набирается вес? Я почувствовала страх и жаловалась еще целый час после того, как жребий пал на меня — а эксперимент еще даже не начинался. Необходимость против воли питаться «допустимыми» и «вредными» углеводами стоит того, чтобы из-за нее беспокоится.
Итак, на протяжении следующих четырех недель мы обе съедали наши обычные восемь порций углеводов. Только теперь, чтобы соблюсти требования к углеводам, вместо полезных, которыми я питалась обычно, мне приходилось есть пять порций углеводов «допустимой» группы и три порции «вредных».
Перемены начались с самого утра. Вместо своего обычного завтрака из домашней гранолы (ее присылает наша мама — она делает ее сама из цельного овса, соевой муки, орехов и без всяких жиров), я взяла сухой завтрак «Special К» и съела его с соевым молоком и яблоком, которые ела обычно.
Через пару часов, в первый раз за многие годы, я проголодалась до ланча, а моя обычная активность потребовала съесть что-нибудь еще.
По утрам после завтрака я чаще всего иду в спортзал. Завтрак дает мне силы на тренировку, которые не покидают меня где-то до 9:00 — 9:30, когда я устраиваю себе утренний перекус. Однако после «Special К» я почувствовала голод уже в середине тренировки по аэробике. Не удивительно, что за голодом пришло истощение, и моя скорость на беговой дорожке упала раньше, чем я это заметила. Добравшись до велотренажера, я была уже совершенно никакой.
Я слишком устала, чтобы сжигать в это утро калории. Мне хотелось только одного: перекусить. От йогурта, который я обычно съедаю после тренировки, голод не ослабел ни на йоту.
Решив, что возможно, во всем виноват «Special К», в следующие дни я поэкспериментировала с некоторыми другими углеводами группы «допустимых», изучая, от какого из них я буду чувствовать себя лучше всего. Я попробовала мюсли, тосты из белого хлеба и рогалики. В конце концов, я выбрала простую белую английскую булку с соевым молоком и яблоком — такое сочетание показалось мне самым сытным и дающим больше всего энергии, но желудок не переставал урчать.
За неделю до конца эксперимента я дошла до точки, когда не могла больше терпеть. Я стала жульничать и уступать искушениям. Началось все с кренделька после йогурта. Потом один кренделек превратился в два или три.
Я действительно пыталась пережить эксперимент как можно менее болезненно, съедая в основные приемы пищи то же самое, что ем обычно, но только заменив все полезные углеводы на вредные. Теперь свой привычный сэндвич я ела с белым хлебом. Для ужина я заменила коричневый рис, а также питу и тортильи из цельной пшеничной муки белым рисом, белой питой и белыми тортильями.
В целом, помимо небольших вкусовых поправок, главным последствием, которое я испытала после смены углеводов, стало то, что голод после еды возвращался очень быстро, а энергии стало меньше. Хуже всего приходилось после завтрака: углеводы группы «допустимых» быстро сжигались, поскольку я не получала с едой весь набор клетчатки, белков и жиров, которые замедлили бы их усвоение и снабжали бы меня энергией.
Через четыре недели такого эксперимента процент жира в моем теле подскочил на десять процентов.
Я была в шоке. Единственное, что я изменила, это тип съедаемых углеводов. Размер порции и перерывы между едой остались прежними, а мои ланчи, хоть они и варьировались между тунцом, индейкой и сэндвичами с арахисовой пастой, всегда съедались с белой английской булкой или белой питой. На ужин я ела рыбу, курицу, индейку или овощные гамбургеры, однако их всегда сопровождал белый рис, макароны из белой муки, белый хлеб и белые булочки. Перекусы включали в себя маложирный сыр с крекерами из белой муки. Конечно, если мой вес увеличился на тринадцать процентов, то может показаться, что это немного, но если вспомнить, что тренировки и основная часть моего прежнего рациона остались неизменны, то цифра уже кажется большой.
Психологические последствия от того, что мой вес увеличился, были намного хуже физических. В последний субботний вечер перед окончанием эксперимента я отправилась на свадьбу, которой с нетерпением ждала несколько месяцев. Я купила потрясающее красивое облегающее черное платье и не могла дождаться, когда встречусь в нем со своими старыми друзьями. Одна проблема: платье больше не выглядело на мне так потрясающе. Оно было натянуто и отнюдь не льстило фигуре. Я сделала единственный достойный поступок, который только могла совершить ради спасения собственной гордости. Я схватила свою самую большую пашмину и набросила ее поверх платья. С тем же успехом я могла бы завернуться в штору — пашмина была так велика, что скрывала под собой все от плеч до колен.
Хорошо, что через пару месяцев мне предстояло посетить еще одну свадьбу, и теперь у меня был настоящий стимул снова забыть о вредных углеводах — мне хотелось выглядеть в этом платье великолепно! Неправильный подбор углеводов, к которому мне пришлось прибегнуть, — это ошибка, совершаемая большинством американцев по незнанию.
В качестве показателя результатов нашего эксперимента мы взяли процент жира на массу тела. Он показывает, сколько процентов от вашего общего веса приходится на жир. Для измерения результатов мы не пользовались весами — вес сам по себе не может точно показать, сколько именно жира вы набрали или потеряли, потому что для весов нет различий в том, сколько килограмм приходится на жир, а сколько на мышечную ткань. Что6ы представить себе, насколько важнее процент жира на массу тела, нежели показания весов, представьте себе следующее: Процент жира у культуриста ростом 155 см и весом 102 кг, тело которого состоит практически только из мышц, невысок, всего около 6 процентов, но при взгляде только на весы вес может показаться избыточным. С другой стороны, рыхлый толстячок ростом 155 см, у которого, кажется, мышц нет вообще, может весить только две трети от веса культуриста, но иметь процент жира, более чем в два раза превышающий его показатели — около 22 процентов. Если процент телесного жира у человека весом девяносто килограмм увеличится на 2 процента, жира в его теле станет на 1,8 кг больше. Если женщина весом 45 кг увеличит процент телесного жира на 2 процента, она наберет около килограмма.


Статьи:



Элитные стоматологические клиники Москвы
          

 

             ВВЕРХ           >